msgbartop
Душеполезное чтение
msgbarbottom

12 Март 12 Спаси, Господи!

Однажды зимой ребят, которые ловили рыбу, унесло на льдине в море. Когда стемнело, дома спохватились, что детей нет, и подняли шум. К поискам подключилась авиация. Но попробуй, найди в темноте. Летчик может прямо над ребятами пролететь и не заметить их. Вот если бы у них фонарик был или радиопередатчик. Сигналили бы: “SOS! Спасите наши души…”

Был и такой случай: заблудилась девушка-геолог. Кругом тайга. Куда идти — не знает.

Девушка была верующей и стала молиться святому Николаю Чудотворцу, зная, что он всем помогает. От всего сердца молилась. Вдруг видит — старичок идёт. Подходит к ней и спрашивает:

— Куда ты, милая? (далее…)

12 Март 12 В чем отличие между христианством и исламом

Многие современные люди не видят разницы между исламом и христианством. Они говорят:

– Мы верим в единого Бога. Мусульмане также почитают Иисуса, Марию, пророков, а разница только в обряде. Это два пути к одному Богу.

Один такой деятель даже договорился до того, что заявил, будто о том, кто прав в споре христиан и мусульман, чья вера истинная, мы узнаем только за гробом. Но давайте посмотрим, так ли это? Ведь уже выше мы говорили, что мусульмане после смерти пойдут в ад. С чем же связан столь тяжкий приговор слова Божия, обращённый к последователям Магомета?
(далее…)

25 Март 11 Из книги “жил человек 101 притча”.

Один молодой послушник переселился в келью старца,чтобы вместе молиться и строго держать пост.
Однажды,когда старец ненадолго отлучился, послушник не выдержал:взял яйцо,положил его на кольцо старинного амбарного ключа и стал поджаривать его на свечке. Неожиданно возвратившийся старец застал послушника за этим занятием.
-Что ты там делаешь?-удивился он.
-Да вот,отче,лукавый подбил меня испечь
яичко,-ответил ученик.
Вдруг из угла кельи раздался громкий
голос:
-Не верь ему,старче!Я сам у него учусь!
Один бизнесмен накопил состояние, составляющее миллионы долларов. Он решил, что наконец-то возьмет себе год отдыха от работы и поживет в роскоши, которую может себе позволить. Но не успел он принять это решение, как к нему спустился Ангел Смерти.
Будучи профессиональным торговцем, он решил любым способом уговорить продать ему хоть немного времени.
- Дай мне три дня жизни, и можешь взять треть моего состояния.
- Ладно, тогда два… нет… три миллиона! Дай мне всего один день, чтобы я смог насладиться красотой земли и навестить семью, которую из-за вечной занятости давно не видел.
Но Ангел Смерти был непоколебим.
Тогда человек стал умолять дать ему хотя бы пару минут, чтобы написать сыну прощальную записку. Это желание было удовлетворено.
«Дорожи своим временем, - написал он. – За все свои миллионы долларов я не смог купить и одного часа жизни». (далее…)

13 Ноя 10 «ЕЖЕ ОТ ВЕКА» История семьи Мельниковых

Отец Даниил МельниковБезнадежный
Эта история произошла в Фергане – городе, в то время ещё наполовину русском. Даниил был ещё ребёнком, когда отец начал меняться. Мальчик с трудом узнавал в этом худом бородатом мужчине своего папу. Мать ходила убитая горем. Врачи сказали, что ей не стоит больше рожать, зачем плодить сирот? «Ваш муж обречён», – пояснили они. Что-то с желудком, не оставляющее надежды на выздоровление. Но чем заболел отец, Даниил никогда не спрашивал.
(далее…)

12 Ноя 10 Современные православные сказки для взрослых: Урожай у избранных.

Урожай
Простодушный жил в небольшом российском городе, где по воскресеньям почти все ходили в церковь. Размеренная жизнь наблюдалась как в походке горожан, так и в важном шествии куриц в отдельных дворах.
И вот в такой душевной идиллии позвали как-то раз Простодушного к Градоначальнику по очень важному делу, но почему-то утром в воскресный день, когда литургия по времени. Готовился Простодушный как на прием к царю: одежда лучшая, ботинки новые, носки, прическа, даже волосы в носу постриг: чтоб все как у людей, и попостился, чтобы лик был светлее (бабушка верующая подсказала). Пятница-суббота тянулись медленно… Какая дача, какая рыбалка, даже сон не идет. Мужики в субботу пригласили на пиво, но чтобы не рисковать и внешним видом отказался.
В воскресенье от волнения встал за несколько часов, помолился (больше с испугу, чем по привычке). В приемной за двадцать минут до времени …. Но не смог Градоначальник принять в этот день, перенесли на неделю, а пропущенную службу не вернуть, как сказала бабушка. Второй раз – в воскресенье – то же самое, только волнения было меньше, но снова не приехал городской начальник. К Богу, успею, главное к городскому начальнику попасть, утешал себя Простодушный. Бабушка отреагировала как старая пластинка, знакомые наставления…о нерадивом племени. Но такое приглашение, как известно, рождает мысли разные о себе любимом, и о власти в целом и вот на последующее воскресенье встреча как Сретение.
- Хороший у вас навоз, товарищщщ! - сказал городской начальник, пожимая руку.
- А почему Вы так считаете? - спросил Простодушный, явно не готовый к такому разговору.
- Бабы говорят, да и видно все растет на огороде: и цветы, и картошка, и огурцы, и запах по улице, когда я на работу еду, - сказал городской глава. От любого внимания высокого начальника наступает легкое опьянение, и поэтому Простодушный защебетал:
-Дааа, Ваша честь! Огурцов и помидор в три раза больше собираю, а картошки по большому ведру с лунки, то есть 10 кг с гнезда.
Простодушный себя считал немного ленивым хозяином, но результатов работ на огороде, никогда не скрывал, и по несколько раз вслух подсчитывал закатанные банки, добавляя изжоги соседям и друзьям.
- Сам управляешься или кто поумнее в родне есть? - спросил Градоначальник.
- Сам, конечно, сам, - от скромности сказал Простодушный, - и науку с севооборотом освоил, Ваша честь, плюс старинные рецепты: коровий навоз плюс конский, иногда свиным разбавляю, от куриц помет применяю редко, горит сильно. В нашем деле нужно пропорции соблюдать, кислотность почвы знать, и золу в каждую лунку добавлять…
- Неужели все зависит от навоза и пропорций? Так зачем нам столько химии на полях? перебил городской начальник.
- Ваша честь, чуть не забыл: еще у меня бабушка, когда поливает – молится, поэтому людям кажется, что помидоры у нас «дурят»: выше меня ростом и урожай – по два больших ведра с куста!
- Наговоришь сейчас лишнего, ты, что у нас в стране один такой умный: тут навоз, тут бабка с молитвой, а сейчас – 21 век, почему нет исследований на эту тему? Мы легко всех созовем молиться, а агрохимию разгоним к…совсем ! Ладно, в министерство доложим как «навозные смеси» или «старинные рецепты» про навоз все поймут! Иди, «Мичурин», и напиши подробную бумагу!
Приходит наш герой домой, отец повтор футбола смотрит, мама стирает, а Простодушному не терпится рассказывать о задании правительства. Дело важное -собрал родню к столу! Государственное мышление – это то немногое хорошее, что осталось от коммунистов, поэтому в каждой семье думают, что знают, как руководить страной. Тут бабушка из церкви пришла и с порога завелась:
- Почему в церковь не ходите, нерадивые? Раньше, кто три раза службы пропустит без уважительных причин, отлучали от церкви вовсе, или от причастия - не помню, маленькая была…
- Бабушка, расскажи какие молитвы нужно читать, когда овощи поливаешь? перебил Простодушный.
- Ничего не скажу, потому- ка вы непослушные, не пойдет вам учение на пользу.
- Бабушка, дорогая, мы тут за страну переживаем, как урожай поднять и навоза столько сыскать?
- Че вы о навозе думаете как черви, поднимите глаза на небо!
- Опять ты, бабка, за свое, ты с нами или как? Поручение у нас ответственное! Тут бабушка урезонилась и уразумела – дело государственное, достала молитвослов:
- Записывайте, раз так, может, будет толк: «Благословение на все дела (после исповеди), затем подготовка и освящение семян, посадка и поливка с молитвой, и все делать не спеша! … запиши два раза…не спеша! По окончанию работ и чтоб урожай сохранить благодарственный молебен Иисусу Христу, а молитвы можно разные читать…»
Принес Простодушный бумагу-отчет Градоначальнику и доложил как на духу; в части навоза утвердили сразу, разослали в районы …рекомендовали, и обязали всех. Тут же наукообразные парни, навоз назвали «органические удобрения» ввели в программу обучения в сельхозвузах и защитились по этой теме все кому не лень, поэтому агрохимию как науку оставили.
А самое главное от страны Российской очень просили бабушек «молитвенные традиции для избранных» передавать из уст в уста, из рода в род до скончания века.

Народная мудрость: «Бог нас зовет в церковь каждое воскресенье, поэтому шесть дней работай, а один день отдай Господу, а то у нас как в притче: много званых, но мало избранных…»

Вадим Колупаев

12 Ноя 10 Священник Даниил Сысоев: Инструкция для бессмертных или что делать, если Вы всё-таки умерли…

Священник Даниил СысоевВведение

Тема, как вы понимаете, актуальна абсолютно для каждого, потому что, хочешь — не хочешь, умирать все равно придется. Со времен Адама и Евы, к сожалению, смерть стала участью всех людей, хотя и печальной, хотя и не нормальной, хотя и противоестественной, хотя и не соответствующей Божьему замыслу о человеке, но, тем не менее, это стало как бы некой нашей второй природой, которую Господь победил Своим Воскресением. Но Он не дал нам бессмертную жизнь сейчас, в тленном теле, что было бы жестокостью, а дал нам Воскресение в бессмертном теле. В этом самом, но бессмертном. Понятно, почему Господь нам бессмертную жизнь не дал сейчас: представьте себе, вот вы — бабушки, хотели бы вы не умирать никогда и все время болеть?

— Нет.

— Представляете вот, когда люди говорят, что всегда хотят жить, не думая о том, что жить-то всегда хорошо, но очень желательно бы жить еще без болезней. Согласитесь, так ведь?

И, конечно, мы с вами, говоря о смерти, сначала должны уяснить устройство Вселенной, чтобы понять, что с нами в жизни происходит.
(далее…)

12 Ноя 10 Святой Преподобный Матфей, Яранский чудотворец

Святой Преподобный Матфей, Яранский чудотворец

Из книги «Преподобный Матфей, Яранский чудотворец»
Вот уже 80 лет праведника Вятского края, иеромонаха Матфея Яранского (1855–1927), почитают как народного заступника, скорого ходатая ко Господу. Ещё до войны народным усердием было составлено его жизнеописание, которое стало памятником духовной культуры. Списки его переписывали от руки, распечатывали на машинке. В них рассказывается о подвигах и чудесах отца Матфея, в основном в 20-е годы. В последние годы собрано множество новых свидетельств, о чём они – можно судить по выдержке из только что вышедшей книги.

Об этой удивительной встрече 6 марта 2007 года рассказала Лидия Ивановна Торощина, жительница п. Шаранга Нижегородской области:
(далее…)

07 Сен 10 Александр Иваницкий: Два разбойника.

«Распятие», Эммануил Лампардос, XVII в., критская школа. Эрмитаж.В Евангелии говорится, что вместе с Христом распяли и двух разбойников. Один из них ругал Иисуса. Другой — пожалел и попросил вспомнить о нём в Царствии Небесном. В церковной традиции он называется благоразумным. Читая этот эпизод, я вспомнил свой город в начале девяностых…
Я вырос в небольшом городке на Донбассе. Население — сто тысяч. На окраине — большой нефтеперерабатывающий завод. В начале девяностых местные бандиты воровали с него бензин. Руководил ими городской «крёстный отец» — бывший боксёр и чемпион Югославии по кличке Архип. Почему именно в Югославии взошла боксёрская звезда Архипа — никто толком не знал.

По ночам его люди гоняли бензовозы через заводские проходные, затаривали канистрами с бензином автобусы. Днём они отсыпались, а вечером их можно было видеть в спорткомплексе «Волна» в центре города. Они таскали железки, парились в сауне и тянули сок из бокалов в маленьком кафе. Мой друг работал в нём барменом. И я часто мог наблюдать этих больших, хорошо одетых, уверенных в себе людей. Казалось, они раз и навсегда ухватили удачу за бороду и их несложному бизнесу никогда не будет конца.

Главный проспект города заканчивался спуском к реке. Переехав через мост, вы попадали в другой город, на окраине которого дымил трубами химкомбинат. И здесь заправлял свой крёстный отец. По кличке Фома. Он тоже увлекался боксом — был кандидатом в мастера спорта. А ещё тренировал ребят в спортивной секции. Самые способные потом вливались в его команду. Они собирали дань с местного бизнеса, курировали отгрузки продукции с химкомбината. В общем, всё как всегда.

Я тогда работал на местном телевидении, но руки чесались снимать что-то ещё, кроме заседаний городского совета и рекламы похоронных бюро. И мы решили снять документальный фильм о Фоме. Нам казалось, что судьба городского бандита полна каких-то противоречий, скрытых внутренних конфликтов. И мы сможем развернуться, исследуя его непростой внутренний мир.

Надо сказать, что Фоме было меньше 30. Он отслужил в Афганистане. И смог вернуться оттуда живым. Он очень располагал к себе — открытая обаятельная улыбка, умение ясно и лаконично выражать свои мысли. О нём рассказывали несколько историй — как он заставил обидчика некой девушки извиниться и принести ей букет цветов. Как дал деньги на церковь. Купил беспризорному мальчишке новые кроссовки.

Правда, мой знакомый, который однажды стал свидетелем его «делового разговора» с должником, рассказывал, что интонации у Фомы были совершенно блатные. И слова он употреблял нецензурные.

Фома любил говорить, что ничего плохого не делает. Просто наводит порядок в городе.

Съёмки фильма мы два раза прерывали. Первый раз Фоме прострелили печень. Милиционер, оказавшийся рядом, заткнул рану пальцем. Это Фому и спасло. Второй раз в крёстного отца стреляли, когда он вышел подышать воздухом на крыльцо ресторана. Стреляли в него, попали в его друга — коммерсанта из Москвы. Кадры с похорон тоже вошли в наш фильм.

Возвращаясь со съёмок в свой город, который стоял на другом берегу реки, я всё меньше слышал об Архипе. Он стал реже ходить в спортзал. Ребята из его команды занялись каждый своим бизнесом. А сам Архип открыл частную охранную фирму. Потом он как-то пригласил нас к себе в гости и рассказал, что открыл фонд, который занимается реабилитацией наркоманов. И его мечта — построить в нашем городе реабилитационный центр.

Слушая его, я видел человека, привыкшего добиваться своего. И верил, что он таки построит этот центр.

Довершил новый образ звонок знакомой — редактора городской газеты.

—  Представляешь, — жаловалась она, — в восемь вечера Архип пришёл ко мне на работу читать свои стихи. Он, оказывается, стихи пишет. Целый час читал, еле выгнала!

Потом мы как-то встретили Архипа на улице. Он, смеясь, рассказал, как попросил у знакомого коммерсанта денег на реабилитационный центр. Тот обещал дать, а сам тут же написал заявление в милицию. Мол, известный городской бандит вымогает деньги.

Так грозный боксёр, крёстный отец моей юности, переквалифицировался в идеалиста, мечтающего спасти мир.

Глядя на этого большого добродушного человека, я удивлялся перемене, происшедшей в нём. Сила осталась. Но вектор её приложения открыл некий источник света, который проступал в его облике. Сосредоточенный взгляд спортсмена стал мягче и больше не смотрел на собеседника с одной только целью — поймать момент, когда откроется подбородок.

А его коллега через реку набирал силу. Дырки от пуль, оставшиеся в обшивке его джипа после последнего покушения, зашпаклевали в мастерской. Говорили, что он ездил к гадалке. И она сказала — покушений больше не будет. В финале нашего фильма мы спрашивали у него: если бы он знал, что скоро погибнет — изменил бы он образ жизни? «Нет, — сказал он. — Мы стоим за правду. Наводим порядок. И мы пойдём до конца».

В четвёртый раз его подкараулили на выходе из подъезда. Он попал под перекрёстный огонь двух автоматов. Потом один из стрелков подошёл к уже бездыханному телу и сделал контрольный выстрел. Говорят, у киллеров в масках не заводилась машина, и они толкали её на виду у оцепеневших прохожих.

Я прочёл один фантастический рассказ. Там два человека плывут на плоту. По живописной реке. Они останавливаются на ночлег в тихих отелях на её берегу. Хорошо кушают. Слушают музыку. И лишь одно беспокоит их иногда — некий шум, доносящийся непонятно откуда. День за днём проходит в этом неспешном путешествии. И только шум всё сильнее. В один прекрасный момент, когда река ускоряется и плот начинает нести всё сильнее, они понимают, что это водопад. И через несколько минут их плот с грохотом полетит в бездну.

Начиная жизнь, каждый из нас становится пассажиром такого плота. Кто-то сходит с него, услышав шум водопада впереди, а кто-то — когда начинает тошнить от размеренных будней, посвящённых только себе любимому.

У этого мира есть законы, о самом главном из них сказал его Творец во время Своего пребывания на земле: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим… возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф. 22, 36–40).

Я не знаю, читал ли Архип эти строки. Но он стал исполнять этот закон.

Его товарищ из города на другой стороне реки решил плыть дальше. Думаю, они оба слышали шум водопада, но вряд ли испугались — страх был частью их профессии. Просто один из них поднял голову к небу. А второй решил, что можно прожить и без этого. Пока ровное зеркало реки не рассыпалось под ногами на тысячи осколков, летящих в бездну.

Отрок.ua

Tags: , ,

22 Май 09 Протоиерей Александр Авдюгин: Можно ли побороть страх смерти?

Протоиерей Александр Авдюгин
Недавно мне дали ссылку на небольшую заметку из «Литературной газеты» . В ней врач «Скорой помощи» рассуждает, сколь поразила его смерть священника, во время которой ему по долгу службы пришлось присутствовать. Врач часто видел последние минуты пациентов. Они для большинства умирающих сопровождаются ужасом и страхом. Здесь же, у священника, все было иначе.

Впрочем, вот рассказ врача:

«Мне никогда не забыть, как однажды по вызову наша бригада приехала к пожилому священнику, которого свалил инфаркт. Он лежал на кровати в тёмно-синем подряснике с небольшим крестом в руках. Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не просто спокоен, а АБСОЛЮТНО спокоен и невозмутим.

И в этом спокойствии не было никакой натяжки, никакой фальши. Мало того. Меня поразил первый же заданный им вопрос. Он спросил: «Много вызовов? Вы, наверное, ещё и не обедали?» И, обращаясь к своей жене, продолжил: «Маша, собери им что-нибудь покушать». Далее, пока мы снимали кардиограмму, вводили наркотики, ставили капельницу, вызывали «на себя» специализированную реанимационную бригаду, он интересовался, где мы живём, долго ли добираемся до работы. Спросил слабым голосом, сколько у нас с фельдшером детей и сколько им лет.

Он беспокоился о нас, интересовался нами, не выказывая и капли страха, пока мы проводили свои манипуляции, пытаясь облегчить его страдания. Он видел наши озабоченные лица, плачущую жену, слышал, как при вызове специализированной бригады звучало слово «инфаркт». Он понимал, что с ним происходит. Я был потрясён таким самообладанием.

Через пять минут его не стало…»

Многих эта заметка оставила неравнодушными. Она действительно «трогает» сердце, тем более что рассуждений о смерти у нас хоть и без табу, но молчаливо избегают. Сегодня более привлекателен принцип, еще Владимиром Высоцким определенный:

Может, лучше про реактор,

Про любимый лунный трактор…

Общество, где главная составляющая – блажь тела и нега души, не любит рассуждать о том, что никак не вписывается в яркие рекламные ролики комфорта и благополучия. О смерти - только в некрологах да в криминальной хронике, где речь идет лишь о способах убийства, о бессилии стражей порядка и психологической наклонности убийц.

Нет желания писать о смерти. Тем более смерти собственной. Даже в наших православных издательствах и СМИ тема кончины и загробного бытия проходит по касательной (назовите хоть одну толковую книжку на эту тему). Куда интересней говорить о раскладе епископских кафедр, границах Церкви и нужности иконостаса вместе с церковнославянским языком. Здесь блещут искрометными мыслями, приводят громоподобные аргументы вкупе с цитатами, а страсти накалены так, что от тихого вопроса, который надобно задавать всем и каждому ежедневно: «Како мне умирати будети?», просто отмахиваются. Хотя прекрасно все знают, что есть две непреложные истины. Первая – все умрем. Вторая – неизвестно, когда.

Истины есть, а забот о достойном обрамлении этих законов никаких. Лишь, когда смерть касается твоей семьи, твоих друзей или родных, то, стоя у гроба, невольно примеряешь его на себя, а столь распространенное «все там будем» не облегчает ни страха, ни горя.

Можно побороть этот страх? Православие утверждает – можно, а врач «Скорой помощи» примером о смерти священника доказывает это утверждение. Надо думать о смерти, чтобы побороть страх смерти. Простая формула, и тут вполне срабатывает амвросиевская поговорка «Где просто, там ангелов со сто». Чем скорее до твоего сознания дойдет необходимость быть готовым к смерти, тем меньше останется страха.

Крест

У человека есть разум; сталкиваясь с каким-нибудь вопросом, он обдумает все возможности. Может случиться так, а может, и иначе. Даже если проблема и совсем маловажная, разумный человек непременно обсудит обе возможности. Здесь же, встречаясь с этой абсолютной серьезностью – собственной смертью, которая непременно возникнет у каждого, мы очень часто поступаем иначе. Варианты не разбираются, дата отбрасывается на философское «не скоро», а утверждение, что лишь Господь определяет сроки, к себе не применяется.

Удивляет одна очевидная несообразность. Мы разумны, практичны, а многие из нас в день нынешний и прагматичны. Разум наш обдумывает все возможности и планирует различные варианты, сталкиваясь с объективными событиями. Смерть – абсолютная объективность, но она почему-то не становится проблемой на протяжении всей жизни. И, лишь оказавшись на пороге ухода с этого, пусть сложного, но знакомого мира, выясняется, что ступенька этого порога нам не под силу. За ней то, чего не знаем и о чем не стремились узнать. Отсюда страх, а за ним и ужас. Мы боимся смерти намного больше, чем она того заслуживает.

Это происходит потому, что неизбежность смерти не становится главным ориентиром в нашей жизни. Знаменитая «память смертная» даже среди православных стало обиходным выражением, никак не отражающемся на повседневности дел земных. Лишь вечером, когда внимательно читаем вечерние молитвы, напоминается: «Се ми гроб предлежит: се ми смерть предстоит». Но и эта строчка молитвенного правила очень часто прочитывается скоренько, без ударений, придыханий и, главное, - без мысли.

Обратите внимание, что в Каноннике последование молитв на сон грядущий имеет разделение. После «Достойно есть» идет «Отпуст», а затем положена еще молитва свт. Иоанна Дамаскина. Там молящийся должен указать на место своего сна и произнести: «Неужели мне одр сей гроб будет…». Теперь вопрос. Как часто мы вдумчиво и серьезно совершаем это требование обязательной для верующего человека молитвы?

Батюшка, о котором идет речь в «Литературке», по всей видимости, неукоснительно придерживался этого правила. И не только его…

Практическая жизнь священника ежедневно и ежечасно прикасается к смерти. Нас даже воспринимают частенько, как напоминание о грядущем и неизбежном собственном отпевании. Кстати, именно поэтому и стараются загрузить несвойственными для священнослужителя неуставными делами социального и хозяйственного плана. Священник хозяйственник и строитель всегда более «выгоден» миру, чем тот, кто постоянно зовет к покаянию и твердит: «Ты о смерти подумал?»

В смерти нас страшит неизвестность, а что со мной будет? Для этого священника неизвестности не было. Он знал, что его ожидает, и именно поэтому его до последней минуты заботят судьбы тех, кто остается пока здесь, на этой стороне бытия. Умирающий священник беспокоится не только о проблемах тех, кто его окружает в последнюю минуту, он продолжает выполнять дело Христово – любить. Здесь не меркантильное собирательство «добрых дел» и «благородных поступков», здесь знание о том, что доброта и любовь взаимны и именно они уменьшают страх смертный. Да и чего бояться, если любовь пронизывает все? И горнее, и дольнее.

Страх смерти верующего человека иной. Тут боязнь остаться вне любви Божией, то есть не наследовать Царство Божие.

Как его побороть? Руководств множество. Вот одно из них.

«А что препятствует нам войти в царствие Божие? Сказано: «Исполни заповеди», тогда спасешься. А так как мы немощны, испорчены, подвластны или доступны бесам, то Господь дал нам покаяние и другие Таинства. Если искренно покаемся, то Господь прощает нас, т.е. очищает нашу душу от греховных язв и обещает кающемуся Царствие Божие. Седмижды семьдесят раз на день покаешься и столько же раз получишь прощение. Если же ты не веришь Слову Божию, тогда, конечно, будешь страшиться, подпадешь власти бесов, а они замучают тебя. Ты, очевидно, как фарисей, хочешь опереться на дела свои, хотя и бессознательно, может быть. А ты будь, как мытарь, то есть все спасение возлагай на милосердие Божие, а не на свои исправления, и тогда выйдешь из этой жизни, как мытарь из храма — оправданным, т.е. войдешь в Царствие Божие». (Игумен Никон (Воробьев), «Письма о духовной жизни»)

Именно на милосердие Божие возлагал свои упования умирающий священник. Этим смерть и победил. Поэтому она для него - не фатальная зловонная тетка с косой, а всего лишь необходимое и ожидаемое жизненное событие…
http://www.pravmir.ru/article_4099.html

21 Май 09 Протоиерей Александр Авдюгин: Бабушкина хатынка.

Бабушка все помнила. Она уже плохо видела, плохо слышала, но память была отчетливо ясной. К своему 90-летию старушка добралась, опираясь на палочку, согнувшись к земле, но с рассуждением и воспоминаниями. Прошлое стало понятней и не столь горестным. Бабушка уже спокойно рассказывала об ушедших ранее ее детях и муже. Она не боялась смерти и совершенно искренне удивлялась, что Господь «до сих пор по земле ее носит».
Бабушка очень хотела, что бы о ней, когда помрет, молились в этом храме. Ведь она его с детства любила. Здесь ее, в далеком 1914 году, крестили, а в 1932 венчали.
Бабушка всех настоятелей по именам помнила и обо всех милости Божией просила, хотя и меняли тех настоятелей перед вторым закрытием храма в год по два раза.

Еще бабушка всегда в храме во время службы на одном и том же месте стояла. Даже тогда, когда храм только-только после тридцатилетнего лихолетья, в 1991, открыли и поземка по паперти мела, и из пустых оконных проемов сквозняки завывали, она со «своего места» ни на шаг.
Настоятель побеспокоится:
- Ты бы, Федоровна, к алтарю поближе, там не так дует.
- То не мое место, батюшка, - серьезно ответствует бабушка, - там Мотря и Клавдия стояли. А Матрена эта, вместе с Клавдией, уже давно в ином мире Бога славят, но для Федоровны они всегда тут, вместе с ней.

Очень хотелось бабушке, что бы молитва о ней в храме не забывалась.

Летним утром, когда только рассветать стало, и первый крик петушиный проявился, собралась Федоровна «по делу», к настоятелю. Рано пришла. Ко вторым петухам. Батюшка с матушкой, да с детишками, еще почивали. Уселась на скамеечке, возле калитки настоятельской, да и дождалась, когда священник в церковь пойдет.
Батюшка удивился столь раннему визиту, да еще в будний день, а старушка ему платочек передает:
- Возьми, отец, документ…
В аккуратно завернутом платке лежала дарственная.
- Я хатынку свою, отец-батюшка, на церкву переписала. Правнукам она без надобности, по городам да заграницам живут, а ты меня в храме поминать будешь, - объяснила старушка.

К Покрову преставилась бабушка.
А хатынку бабушкину решили на приходе продать, что и сделали.
Денег за усадьбу дали немного. Село то, где бабушка жила, вымерло всё. Какие там цены? Смех один.
Но продали.
За вырученные бабушкины деньги и заказал настоятель центральный храмовый аналой у местных умельцев. Они и изготовили.
Новая бабушкина хатынка сейчас в центре храма стоит.
Вот она:
Бабушкина хатынка. Построенный аналой на бабушкино пожертвование
Кто не подойдет к хатынке, тот и вспомнит о Федоровне.
А как иначе?
Она ведь тут дома.

http://rebrik.livejournal.com/272959.html