msgbartop
Душеполезное чтение
msgbarbottom

23 Июнь 13 Протодиакон Андрей Кураев: Духов День

Святая ТроицаСобственно, это и есть день рождения Церкви. Когда Христос произносил Нагорную проповедь — вокруг него еще не было Церкви, но стояли те, кто были лишь учениками и послушниками…

«Надо же — в такую рань и уже так пьяны» — услышали апостолы в день Пятидесятницы от иерусалимской толпы. В тот день они действительно вели себя странно.

Как будто позабыв родной арамейский язык, они издавали какие-то странные звуки, которые можно было бы принять за иноплеменные языки, но всем в Иерусалиме было известно, что ученики Иисуса весьма далеки от книжности и учености. В их глазах и жестах, словах и интонациях слышалась необычная сила и решимость (а в Иерусалиме все помнили, что именно этих качеств и не проявили спутники Иисуса в ночь Его ареста).

На их лицах была такая неудержимая веселость (но жители святого Града хорошо помнили этих людей потерянными и рыдающими — еще и двух месяцев не прошло, как убили их учителя, а вместе с Ним все их надежды). И совсем не вязалась эта их внезапная радость с теми скорбными воспоминаниями… Нет, конечно, так повлиять на этих, в общем, вполне благочестивых и сдержанных людей могло только чрезмерное усердие в заливании вином своего горя…

Но, как нередко бывает, умудренная житейским опытом толпа оказалась неправа. Вино любого качества и количества не может проникнуть в ту глубину человеческого сердца, откуда исходила апостольская радость в день Пятидесятницы. Человек, созданный Духом Творца по образу Создателя, непостижим и сложен. И в каждом есть такие потайные кельи, куда даже он сам не может проникнуть.

Есть в человеческой душе такие потайные струны, извлечь из которых звук не может ни сам человек, ни что-либо иное, прикасающееся к ним из обыденного нашего мира. Те струны, которые изначала вложил в нас Бог, чтобы зазвучали они в полную и радостную силу при нашем возвращении в Отчий дом. Иногда доносящийся с нашей горней отчизны ветерок заставляет их слегка откликаться — и тогда рождаются стихи Пушкина и музыка Рахманинова…
(далее…)

23 Июнь 13 Что такое душа?

dushaПочему-то не каждый из нас задается таким вопросом. А если кто-то вдруг, очнувшись от безликости и серости мира, и решает стать исследователем земли неизвестной, то сразу понимает, какую ношу он на себя принял.

Ах, как хорошо, на первый взгляд, видна душа нашего ближнего! Сколько в один момент мы находим в ней порока и еще много всего, к чему мы брезгуем и стыдимся даже прикоснуться. Мы рассматриваем ближнего, как смотрят на уродцев в анатомическом театре. Посетители смотрят друг на друга и тихо шепчутся, делясь впечатлениями: «Вот здесь очень хорошо видна его похотливая сторона, а если зайти с этой стороны… так он еще и обжора, и вор, и лгун…»

Исследовать чужую территорию приятно и совсем не больно. Именно не больно. Боль — первый признак болезни, а где болит больше — там и язва. Страшная, нарывающая, истекающая гноем. Так где же это место, многоболезненное, многострадальное? В душе? У меня? Не может быть. Только не я. Это у них у всех душа такая, это они все кричат от боли, но ведь я должен, я просто обязан быть здоровым… (далее…)

23 Июнь 13 Марина Бирюкова: Когда Церковь кажется жестокой

Господь Вседержитель. Фреска.Вывод о жестокости, суровости или черствости Православной Церкви, о Ее принципиальном нежелании понять бедного, страдающего человека, посмотреть на ситуацию его глазами и изменить некие установки из жалости к нему, ради любви к нему, наконец, – делается очень многими, при разных обстоятельствах. Он очень знаменателен, этот вывод, он многое говорит о человеке, если вслушаться в его формулировки. А если человек сумеет эту свою формулировку, это сложившееся мнение преодолеть, выйти из него – это означает, что он сделал очень важный и, возможно, спасительный для него шаг.

Иерей Александр Домовитов, ключарь Свято-Троицкого собора в Саратове – член епархиальной канонической комиссии; ему регулярно приходится выслушивать людей, просящих о том, чего Церковь не допускает: об отпевании самоубийцы:

– Многие приходят через десять, двадцать лет после случившейся трагедии – приходят, потому что прослышали: есть такая комиссия, и она может, наконец, разрешить отпеть этого человека – их близкого родственника, члена семьи или друга, ушедшего из жизни вот таким страшным образом. Трудно ли с ними разговаривать? По-разному. Если человек хотя бы какие-то шаги сделал в сторону Церкви, хотя бы стремится к воцерковлению – тогда он, как правило, слушает то, что мы ему говорим, вникает и соглашается, наконец. Но если человек от Церкви далек – тогда он не слышит наших доводов, они ему непонятны, ему трудно их принять. Такой человек упорствует, а иногда просто умоляет, упрашивает «Да поймите же, да войдите в мое положение! Как мне быть, ведь это мой сын…» (брат, близкий друг и т.д.). А некоторые не умоляют, а просто агрессивно требуют и обвиняют: «Что же это получается, человек у вас хуже собаки?!» Такое тоже пришлось услышать. (далее…)

17 Дек 12 Апостольское преемство Русской Православной Церкви

«Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20, 21). «Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф. 2, 19–20). (далее…)

14 Окт 12 Такая ли русская «русская рулетка»?

В десятках песен как отечественных, так и зарубежных исполнителей, во множестве фильмов, сделанных в основном за рубежом, часто можно встретить упоминание о «русской (гусарской) рулетке». Эта экстремальная игра-пари настолько укоренилась в нашем сознании как реальная «забава», существовавшая в России, что возникает лишь «технический» вопрос: а сколько примерно споров или инцидентов с «русской рулеткой» было на самом деле?

Безусловно, каждый человек, сталкиваясь с традицией (предметом, ритуалом или понятием), имеющей географическое определение (японская чайная церемония, испанская коррида, грузинское вино, аргентинское танго, итальянская мафия и т.д.), понимает и априори принимает место ее происхождения, первичную национальную имманентность. (далее…)

07 Янв 12 В конфликте с Рождеством

Рождественский праздник требует от нас долгого поста и серьезной духовной подготовки, чтобы мы смогли его встретить в любви и радости. Зачем перед праздниками Церкви говеть – вопрос сложный.

Протодиакон Андрей Кураев рассказывает, что эта традиция сложилась по великой любви христианской к язычникам и иудеям, желающими принять Христа и постящимися перед этим. Так как по традиции, крестились раньше в Великие Праздники, то пост, соответственно, предварял их. Древние христиане стали поститься по этой теории, в знак солидарности с теми, кто желает принять Христа, присоединиться к Церкви.

Факт остается фактом: мы постимся и должны находить в этом пользу для души. (далее…)

12 Ноя 10 Священник Даниил Сысоев: Инструкция для бессмертных или что делать, если Вы всё-таки умерли…

Священник Даниил СысоевВведение

Тема, как вы понимаете, актуальна абсолютно для каждого, потому что, хочешь — не хочешь, умирать все равно придется. Со времен Адама и Евы, к сожалению, смерть стала участью всех людей, хотя и печальной, хотя и не нормальной, хотя и противоестественной, хотя и не соответствующей Божьему замыслу о человеке, но, тем не менее, это стало как бы некой нашей второй природой, которую Господь победил Своим Воскресением. Но Он не дал нам бессмертную жизнь сейчас, в тленном теле, что было бы жестокостью, а дал нам Воскресение в бессмертном теле. В этом самом, но бессмертном. Понятно, почему Господь нам бессмертную жизнь не дал сейчас: представьте себе, вот вы — бабушки, хотели бы вы не умирать никогда и все время болеть?

— Нет.

— Представляете вот, когда люди говорят, что всегда хотят жить, не думая о том, что жить-то всегда хорошо, но очень желательно бы жить еще без болезней. Согласитесь, так ведь?

И, конечно, мы с вами, говоря о смерти, сначала должны уяснить устройство Вселенной, чтобы понять, что с нами в жизни происходит.
(далее…)

11 Июль 10 Иван Александрович Ильин. Истинная дружба

Человеку свойственно ошибаться. Как часто мы называем друзьями тех, кто друзьями не является. Как тяжело встретить на этой земле настоящего друга, и какой это труд — сберечь и приумножить истинную дружбу! Предлагаем читателю порассуждать об этом вместе с философом Иваном Ильиным. Перед нами — фрагмент его книги «Поющее сердце».

Истинная дружба

У каждого из нас бывают в жизни такие времена, когда естественная, от природы данная нам одинокость вдруг начинает казаться нам тягостною и горькою: чувствуешь себя всеми покинутым и беспомощным, ищешь друга, а друга нет… И тогда изумлённо и растерянно спрашиваешь себя: как же это так могло случиться, что я всю жизнь любил, желал, боролся и страдал, и, главное, служил великой цели — и не нашёл ни сочувствия, ни понимания, ни друга? Почему единство идеи, взаимное доверие и совместная любовь не связали меня ни с кем в живое единство духа, силы и помощи?..

Тогда в душе просыпается желание узнать, как же слагается жизнь у других людей: находят они себе настоящих друзей или нет? Как же жили люди раньше, до нас? И не утрачено ли начало дружбы именно в наши дни? Иногда кажется, что современный человек решительно не создан для дружбы и не способен к ней. И в конце концов неизбежно приходишь к основному вопросу: что же есть настоящая дружба, в чём она состоит и на чём держится?

Конечно, люди и теперь нередко «нравятся» друг другу и «водятся» друг с другом… Но, Боже мой, как всё это скудно, поверхностно и беспочвенно. Ведь это только означает, что им «приятно» и «забавно» совместное времяпрепровождение или же что они умеют «угодить» друг другу… Если в склонностях и вкусах есть известное сходство; если оба умеют не задевать друг друга резкостями, обходить острые углы и замалчивать взаимные расхождения; если оба умеют с любезным видом слушать чужую болтовню, слегка польстить, немножко услужить, — то вот и довольно: между людьми завязывается так называемая дружба, которая, в сущности, держится на внешних условностях, на гладко-скользкой «обходительности», на пустой любезности и скрытом расчёте… Бывает «дружба», основанная на совместном сплетничании или на взаимном излиянии жалоб. Но бывает и «дружба» лести, «дружба» тщеславия, «дружба» протекции, «дружба» злословия, «дружба» преферанса и «дружба» собутыльничества. Иногда один берёт взаймы, а другой даёт взаймы — и оба считают себя «друзьями». «Рука моет руку», люди вершат совместно дела и делишки, не слишком доверяя друг другу, и думают, что они «подружились». Но дружбой иногда называют и лёгкое, ни к чему не обязывающее «увлечение», связывающее мужчину и женщину; а иногда и романтическую страсть, которая подчас разъединяет людей окончательно и навсегда. Все эти мнимые «дружбы» сводятся к тому, что люди взаимно посторонние и даже чуждые проходят друг мимо друга, временно облегчая себе жизнь поверхностным и небескорыстным соприкосновением: они не видят, не знают, не любят друг друга, и нередко их «дружба» распадается так быстро и исчезает столь бесследно, что трудно даже сказать, были ли они раньше вообще знакомы.

Люди сталкиваются друг с другом в жизни и отскакивают друг от друга, подобно деревянным шарам. Таинственная судьба взметает их, как земную пыль, и несёт их через жизненное пространство в неизвестную даль, а они разыгрывают комедию «дружбы» в трагедии всеобщего одиночества. Ибо без живой любви люди подобны мёртвому праху.

Но истинная дружба проламывает это одиночество, преодолевает его и освобождает человека к живой и творческой любви. Истинная дружба… Если бы только знать, как она завязывается и возникает. Если бы только люди умели дорожить ею и крепить её…

На свете есть только одна-единственная сила, способная преодолеть одиночество человека; эта сила — любовь. На свете есть только одна возможность выйти из жизненной пыли и противостать её вихрю; это — духовная жизнь. И вот, истинная дружба — это духовная любовь, соединяющая людей.

Если мы видим где-нибудь на земле истинную верность и истинную жертвенность, то мы можем с уверенностью принять, что они возникли из настоящей духовной близости. Дружба свойственна только людям духа: это их дар, их достояние, их способ жизни. Люди без сердца и без духа не способны к дружбе: их холодные, своекорыстные «союзы» всегда остаются условными и полупредательскими; их расчётливые и хитроумные объединения держатся на уровне рынка и карьеризма. Истинное единение людей возможно только в духе и любви.

На свете есть много людей, которые ничего не знают об истинной дружбе и тем не менее беспомощно толкуют о ней; и не находя к ней пути, и не зная, как осуществить её, удовлетворяются земною страстною «любовью», обычно вынося из неё разочарование и уныние. Но именно они должны узнать и почувствовать, что они призваны к ней и что она для них достижима. Ибо самый слабый луч благожелательства, сострадания, бережного и чуткого отношения человека к человеку; и малейшая искра духовного обмена, в живой беседе, в искусстве, в совместном исследовании или созерцании; и всякая попытка совместно помолиться единому Божеству единым воздыханием — содержит уже начаток, зерно истинной дружбы. Лестница начинается уже с первой ступени; и пение начинает свою мелодию уже с первого звука… И как грустно, если жизнь пресекается уже в своём зерне, если лестница обламывается на первой ступени, если песнь обрывается на первом звуке!..

Поэтому каждый из нас должен всю жизнь искать истинной дружбы, духовно строить её и любовно беречь её.

Источник: Отрок.ua

Tags: ,

21 Июнь 09 Владислав Головин: Десять причин, по которым я не умываюсь.

Почему священники ездят на дорогих машинах, почему некоторые батюшки выпивают, почему Церковь всё запрещает? Подобные вопросы и претензии приходится часто слышать любому христианину, который живёт среди неверующих и не скрывает своих убеждений. На все упрёки сомневающихся можно найти ответы. Но пытаться защищаться — всегда проигрышный вариант. Церковь свята и непорочна — об этом говорит и Писание, и Предание. Все упрёки в её адрес происходят не от того, что человек что то увидел, а от того, как он посмотрел.
Для того чтобы упрекать Церковь, нужно сначала разобраться, кто и зачем упрекает. Подавляющее большинство людей, далёких от Церкви, совершают в своей жизни множество грехов, но не считают себя людьми безнравственными. Достаточно спросить — соблюдаете ли вы заповеди? И выяснится, что человек, конечно, заповеди соблюдает, но помнит только две — не убий и не укради. Другие заповеди считаются необязательными, а напоминание о правиле «не прелюбодействуй» вообще вызывает нервный смех. Хотя именно в семейной жизни наше общество наиболее далеко отстоит от евангельской морали. Каждый день в стране регистрируется около 90 браков и около 50 разводов, то есть больше половины новых семей очень быстро распадаются. Другой пример: все признают, что пьянство — зло. Но признают только теоретически. Каждый день в стране от болезней, вызванных алкоголем, умирают около 47 человек. Всё это официальные данные Госкомстата.

Поэтому когда неверующий упрекает христиан или священнослужителей в том, что в Церкви что то не так, это выглядит, как если бы больной СПИДом стал смеяться над другом, подхватившим простуду. Да, у нас, в Церкви, есть и праведники, и грешники. Но разница — в масштабе и глубине болезни. Священник, который взял деньги за совершение обряда, иной впечатлительной барышне покажется бесчеловечным. А на деле может оказаться, что на совести этой дамы — убитых детей больше, чем жертв у маньяка. При этом сами убийства для спокойствия совести она будет называть не абортами, а вакуумом.

Церковь даёт человеку единство с Богом. С самым Святым и Непорочным Существом в мире. Поэтому, приближаясь к Нему, нужно хотя бы помыть руки и очистить душу — признать свои ошибки и грехи. А потом уже судить кого либо. Если хватит дерзости.
Листовка не для слабонервных

Однако упрёки всё равно звучат. Один православный сочинил довольно едкую листовку, где в юмористической форме приводятся наиболее распространённые отговорки, которыми обыватели оправдывают своё прохладное отношение к Церкви.

В каждом пункте листовки — обличение стереотипа о Православии. Автор подводит к мысли — если человек видит негатив в Церкви, ему нужно не требовать изменить Церковь, а промыть глаза.

Несколько лет назад автор этих строк участвовал в акции по раздаче таких листовок. Для того чтобы не давать листовки кому попало, мы с друзьями решили раздавать их как раз тем, кого можно считать «сомневающимися», — тем, кто приходит на Пасху. В сам день великого Праздника мы и организовали акцию по раздаче этих листовок. Оказалось, многие реагируют крайне болезненно — им неприятно читать упрёки в собственной лени. Ведь, приходя в храм, большинство людей считают, что они сделали некое одолжение — ладно, так и быть, признаю, что Бог есть, и попробую выполнить несколько несложных обрядов для успокоения своей совести. Кстати, именно из этого настроения рождаются истории о «злобных старушках» в храмах, которые поправляют неправильно перекрестившихся прихожан. Если прийти в Церковь не в настроении «я, так и быть, приду», а с просьбой ко Христу сделать меня нормальным человеком, то любые упрёки (как окажется потом — вполне справедливые) будут восприниматься иначе.

Десять причин, по которым я не умываюсь.

1. Меня заставляли умываться в детстве.
2. Те, кто умывается, - лицемеры; думают, что они чище других.
3. Не могу решить, какое мыло лучше.
4. Когда-то я умывался, но потом мне это надоело.
5. Я умываюсь только по большим праздникам - на Рождество и Пасху.
6. Никто из моих друзей не умывается.
7. Начну умываться, когда стану старым и грязным.
8. У меня нет времени на умывание.
9. Зимой вода слишком холодная, а летом слишком теплая.
10. Не хочу, чтобы на мне зарабатывали производители мыла.

Коммерческая организация

Увидев «прейскурант» на церковные требы, часть людей приходит к простому выводу — это не храм, а религиозный супермаркет. Тут всё продаётся и покупается. Более грамотные вспомнят при этом даже эпизод из Евангелия, когда Христос изгоняет торговцев из Храма.

Однако у этих «ценников» есть два достаточно серьёзных объяснения. Первое — это просто изменение формы древней традиции. Верующие всегда жертвовали храму — кто десятину, а кто — сколько мог. Но ещё в XIX веке натуральный обмен занимал значительную долю по сравнению с денежным оборотом. Крестьянин и даже горожанин дореволюционных времён мог пожертвовать священнику хлеб, курицу или любые другие продукты — просто потому, что он сам выращивал хлеб или разводил кур. Современный горожанин может пожертвовать только деньги — в обществе, где натуральный обмен уже полностью замещён деньгами, даже пожертвование будет выражаться в денежной форме.

Кроме того, «ценники» многим нужны. Часть людей, которые приходят в храм, просто требуют, чтоб им чётко указали — «сколько стоит треба». Формулировка «пожертвуйте сколько сможете» их только раздражает. Угодить всем невозможно. Если убрать все «ценники» — будут упрекать в том, что непонятно, что сколько стоит. Если поставить — скажут, что здесь всё продаётся.

Молитва менеджера

Другой распространённый стереотип — Церковь осуждает славу, богатство и успех. Именно так может показаться на первый взгляд. Однако история христианства доносит до нас удивительные примеры. Многие святые были чрезвычайно популярными в народе людьми, другие достигали высокого общественного положения, больших воинских званий. Некоторые даже распоряжались миллионными состояниями. Но главный парадокс состоит в том, что все эти почести получали те, кто меньше всего к ним стремился.

Житие Филарета Милостивого изображает его сначала как настоящего современного олигарха: «Были у него и многочисленные стада и сёла, плодоносные нивы и изобилие во всём; сокровищницы его были полны всяких земных благ, и многое множество рабов и рабынь служили при доме его». Однако всё, что имел, святой потратил на благотворительность.

Святой Варсонофий Оптинский на момент своего поступления в монастырь (в 46 лет) был полковником Оренбургского казачьего войска и старшим адъютантом штаба Казанского военного округа. Святой Евстафий Плакида занимал в современной ему (II век) римской армии должность, аналогичную современному генералу, командующему дивизией. В его житии сказано, что император Траян поручил ему командование всем римским войском. Святой Георгий Победоносец не только получил в римской армии звание комита, но и успел показать себя опытным воином — его очень уважал сам император Диоклетиан.

Святой Филипп, бывший долгое время настоятелем Соловецкого монастыря, вполне подходит, по современной терминологии, под определение талантливого менеджера или директора большого производства. За год до начала его управления монастырь сгорел, и святой восстанавливал его из руин в буквальном смысле слова. Каменные строения Соловков, дороги, построенные под руководством святителя Филиппа, дожили до наших дней. Кроме того, он организовал в монастыре производство кирпичей и систему каналов, соединяющую 52 озера на острове с морем. Мельницы, построенные на каналах, служили как монастырю, так и местным крестьянам.

Прибежище неудачников

«Он попал в аварию и после этого ударился в религию», — можно услышать от неверующего обывателя. Подобные случаи действительно встречаются. Но чаще всего не горе делает человека христианином. Скорее, наоборот, — предчувствие счастья. Счастья большего, чем может человек иметь на земле. Именно поэтому Клайв Льюис автобиографию о своём обретении веры назвал «Настигнут радостью». А преподобный Силуан Афонский чаще, чем о покаянии, пишет о том, «как много любит нас Господь».

В Церкви находится место всем — и беднякам, и миллионерам. Это очевидно для многих прихожан, которые обычно хорошо знают друг друга, и кажется невероятным для людей, далёких от храма. Но если даже доказать, что такой то приход посещают не какие нибудь неудачники, а вполне успешные в жизни люди, сработает другой стереотип. Раз к вам ходят миллионеры, значит, это бандиты, которые замаливают свои грехи. В общем, опровергать стереотипы — занятие бесконечное.

Христианство — воинственная религия?

Люди, которые более-менее знают историю, любят упрекать Церковь за крестовые походы. Чаще всего это два типа людей: журналисты, которые видели фильм английской телекомпании BBC о крестовых походах, и адепты секты «Свидетели Иеговы», которые читали брошюры, повествующие об ужасах Средневековья. Уровень грамотности таких упрёков уже виден из того, что они звучат в адрес Православной Церкви, пострадавшей от крестовых походов не меньше мусульман. Крестоносцы ограбили православный Константинополь, убили многих его жителей. Поэтому православные здесь не агрессоры, а пострадавшие.

В истории Православия, к сожалению, также есть примеры жестокости во имя светлых идеалов. Так, в средневековой Руси еретиков-жидовствующих тоже сжигали на кострах. Но такие меры чаще всего принимала не церковная, а государственная власть. Просто потому, что царь считал: вера должна быть единой, тогда и страна будет сильна. Множество разных вер отучит подданных подчиняться власти и ослабит государство.

Убийство или война во имя всего святого — это часть истории всех стран и всех мировых религий. И буддисты в Китае убивали друг друга, и мусульмане вырезали неверных. Однако в некоторых случаях религиозная война освящена самой религией — таков, например, ислам. А в других случаях война — явное искажение заповедей Божиих. Мы не отрицаем того, что в истории православных стран были войны. Мы просто не гордимся ими и не считаем их примером для подражания.

Праведность не занимается пиаром

Логика стереотипов зачастую оборачивается обманом зрения. В V веке в Египте жил монах Виталий. Прожив много лет в монастыре в суровых аскетических условиях, он решил пойти в Александрию и попытаться спасти хотя бы некоторых грешников. Виталий выбрал очень необычный вид подвига. За деньги, заработанные на продаже сделанных им корзин, он покупал ночь с местной блудницей. И с вечера до утра проводил с падшими женщинами, как сказали бы теперь, воспитательные беседы. А если те не хотели слушать его, просто молился о них. За несколько лет ему удалось отвратить от греховной жизни многих девушек. Но, боясь услышать похвалы от людей, Виталий запрещал блудницам рассказывать о том, кто убедил их стать на праведный путь. Это и стало причиной его бесчестия. Один из местных очень горячих христиан заметил, что Виталий часто посещает дом терпимости, и стал страстно обличать его за неподобающее для монаха поведение. Он раскаялся в своём осуждении только после смерти святого, когда спасённые им от греховной жизни девушки объяснили, почему Виталий посещал столь непотребные места.

Сколько ни приводить объяснений, упрёки будут всегда. Ездит священник на машине — значит, подарили бандиты. Ходит священник пешком в залатанной рясе — скажут: «Что это за бомж! Даже нормально одеться не может!» Перевести богослужение на русский, сочувствуя жалобам на непонятность церковнославянского, — скоро потребуют сократить посты и отменить некоторые заповеди, их ведь тоже тяжело исполнять. Так и происходит в протестантских конфессиях. Но Православие тем и отличается от множества рукотворных религий, что не мы его сочинили и не нам его переделывать. Нам надо до него дорастать.

<a href=”http://otrok-ua.ru/sections/art/show/desjat_prichin_po_kotorym_ja_ne_umyvajus.html”>Отрок.ua</a>

21 Июнь 09 Мифы о священниках

Священник Василий Секачев исповедует больного в отделении травмы

Священник Василий Секачев исповедует больного в отделении травмы

Какие мифы существуют о священниках и насколько они соотвествуют реальности? На вопросы корреспондентов “Нескучного сада” ответили сами священники.
Священник все время отдыхает?

«Рабочий день священника – два часа служба утром и два вечером, а во многих храмах, особенно сельских, службы вообще только в выходные дни, а в остальное время непонятно, что батюшки делают. Разве это работа?» – с таким рассуждением встречаешься нередко.

Отвечает священник Сергий ПАШКОВ, настоятель Богоявленского храма села Быки Курчатовского района Курской области, руководитель секции дзюдо для детей и подростков в деревне Макаровка Курчатовского района:

– Честно говоря, я такое мнение последний раз слышал в советское время, когда в школе учился. Нас учили, что в церковь ходят только темные старушки, а все священники – дармоеды. С тех пор как 14 лет назад сам стал священником, такого не слышал. Наоборот, люди часто отмечают тяжесть священнического служения и говорят, что сами ни за какие деньги на него не согласятся. Я предлагал некоторым благочестивым прихожанам подумать о священстве (одному тяжело все-таки), но они отвечали: нам бы свои кресты донести, а священнические точно не поднять. Действительно, тяжелое служение.

Службы у нас совершаются реже, чем в большом городском храме, но все равно 110-115 дней в году я служу литургию (специально считал как-то). И служу один, без диакона. Кроме того, регулярно хожу на требы, а это миссионерская работа. На крещении, венчании, освящении квартиры, дома, погребении обязательно говорю проповедь. А к этому же подготовиться надо. Ежедневно читаю Писание, святых отцов. Чтобы нести людям Слово Божие, священник должен сам жить по этому Слову, в том числе и повышать свое религиозное образование.

Можно на примере посмотреть, как выглядит «короткий» рабочий день священника: накануне воскресных и праздничных дней я служу всенощную, начинается она в 17.30, идет примерно два с половиной часа. После всенощной – исповедь, исповедовать в обычные воскресные дни приходится 20-30 человек, а перед великими праздниками – до 100. Это около двух часов занимает. Вечером еще надо подготовиться к завтрашней проповеди, Евангелие почитать, Псалтырь, свое молитвенное правило. На это уходит примерно полтора часа. Утром часы начинаются без двадцати восемь, в начале девятого – литургия. После литургии около получаса служу молебен, а если водосвятный – минут 50. Если в этот день празднуется память особо чтимых на Руси святых или Богородичных икон, на молебне читаю акафист, и тогда молебен длится около часа. Закончив молебен, служу литию. Это минут 10. Дальше – требы. Часто приходится ездить в соседние деревни на отпевание. Обычно километров 20-25 в один конец, но есть деревни и в 40 километрах от нашего села. Отпеваю обычно на дому около часа. Кроме служб и треб у многих священников есть свое социальное или общественное служение. Три раза в неделю я занимаюсь с ребятами дзюдо, после двухчасовой тренировки провожу беседы. Также регулярно беседую с людьми, которые хотят крестить своих детей, – и с родителями, и с крестными. У меня три требования: чтобы они хотя бы что-то узнали о православной вере и были готовы раз в месяц причащать своих детей и хотя бы четыре раза в год причащаться сами. Такие беседы иногда затягиваются на несколько часов.

Кроме того, я каждую неделю посещаю колонию-поселение, служу молебны, панихиду, иногда и литургию. Начал добровольно, но потом получил благословение архиепископа Курского Германа – любое церковное дело надо закреплять благословением священноначалия. Так что теперь, кроме служб и треб, это тоже часть моей работы. Проводим открытые уроки в школах, не только нашей, но и соседних сел. Один открытый урок можно провести почти всюду, но именно от того, как мы его проведем, зависит, пригласят нас туда еще раз или навсегда закроют двери. Также в школах проходят показательные выступления моих ребят-дзюдоистов. Поэтому я не назвал бы свой рабочий день «коротким», а вот ненормированным – назвал бы.

У каждого свой путь, но мне трудно представить, чтобы человек, не приученный трудиться, мог стать хорошим священником. Как правило, таких ребят еще из семинарии исключали. Так что я очень удивлен, что до сих пор жив миф о священниках-бездельниках.

Священники – значит святые?

Для большинства людей священник – человек не от мира сего. Их так и называют многие – «святой отец». Некоторые очень удивляются, когда узнают, что священник поехал в отпуск, строит дачу, любит пиво. Действительно ли священники святее обычных людей?

Отвечает протоиерей Борис ЛЕВШЕНКО, клирик храма святителя Николая в Кузнецах, заведующий кафедрой догматического богословия ПСТГУ:

– Слово «святой» имеет несколько значений. Первое – выделенность для особого религиозного употребления или служения: просфора, святая вода, святое дело. Второе значение – борьба с грехом и победа над ним, верность в своих действиях нравственному закону, ненависть ко злу и любовь только к добру. Человеческую святость мы понимаем как близость к Богу. К такой святости призван каждый человек, а не только священник, но реально немногие достигают ее при жизни. И даже когда очевидно, что достигают, как это было очевидно при встречах с отцом Иоанном (Крестьянкиным), отцом Кириллом (Павловым), мы не называем их святыми. Церковь признает людей святыми уже после смерти, иногда вскоре, а иногда и через много веков.

Тем не менее в традиционном католическом обращении «святой отец» есть доля правды (хотя я не люблю, когда ко мне так обращаются). Правда в том, что священник, действительно, выделен из людей, как выделена из хлеба просфора, из которой вынимаются частички на проскомидии. Мы потребляем просфору после литургии или дома натощак, с молитвой и запиваем святой водой. Эта просфора остается хлебом, сохраняет все его физические свойства, но мы все равно называем ее святой. Так и священник выделен из людей, потому что через него другим людям подается Божия благодать. Бог заботится о спасении каждого человека и через кого-то из людей посылает вразумления, наставления и помощь всему человечеству. Но для того, кого Он избирает, такое избрание может оказаться и неудобным. Например, пророк Иезекииль больше года лежал на одном боку, нося беззаконие дома Израилева. (« Ты же ложись на левый бок твой и положи на него беззаконие дома Израилева: по числу дней, в которые будешь лежать на нем, ты будешь нести беззаконие их». Иез. 4,1). Что ж тут удобного? А пророк Иона, чтобы не выполнять Божьего поручения о спасении Ниневии, бросился в противоположную сторону и чуть не утонул. Так и священство дается для спасения человечества, но сам священник остается человеком, и для него как человека священство может стать слишком высокой ответственностью, погубить его. Потому что написано у пророка Иеремии: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иер. 48, 10). Но это вопрос личного спасения конкретного человека, а благодать Божия подается людям через каждого священника. Конечно, именно поэтому он должен жить и вести себя так, чтобы на него люди равнялись: молиться лучше, отдавать всего себя людям. В частности, когда ему совсем неудобно, а его зовут на требу, он должен ехать. И многое другое должен – у него есть долг любви. Но он, повторяю, и в сане остается человеком.

Но всегда ли люди делают то, что должны? Идеал на земле недостижим. Поэтому не надо думать, что каждый священник святой. Полезно ли так думать, я не знаю (об этом знает только Бог), но по законам духовной жизни правильно думать так: все спасутся, а я нет. Это общее правило для всех людей. И выделять сословие (даже священническое) как святое негоже – этим ты как бы снимаешь ответственность с себя: мы, мол, грешники, а эти должны быть святыми. Не «эти», а все должны быть святыми – к этому нас призывает Бог.

По поводу дач, отпусков и житейских привычек: я не монах, поэтому о монахах говорить не буду. Они связаны строгими обетами, в том числе и отказом от всякой собственности. Но женатый священник, как и любой мужчина, должен заботиться о своей семье. Любовь к другим людям за счет родных – это уже не любовь. И в даче выражается любовь священника к своей семье – его дети, независимо от того, есть деньги на путевку или нет, в каникулы имеют возможность жить на свежем воздухе. Как и сам священник – а ему это тоже необходимо для поправки здоровья. Например, известный московский священник – святой праведный Алексий Мечев уезжал на целое лето на дачу и возвращался в Москву только осенью. Мы и в отпуск уходим именно с такой формулировкой – для поправки здоровья. Но отпуск не освобождает священника от молитвы – он и там молится, а часто и служит в местных храмах.

Можно ли священникам купаться?

«Слышал, что священнику неприлично ходить на пляж, купаться, играть в футбол с прихожанами. Действительно ли это воспрещено канонами?»

Отвечает протоиерей Федор БОРОДИН, настоятель храма св. бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке (Москва):

– Купаться в море никому не запрещено, если вы, конечно, не монах или не паломник на Афоне. Священнослужителю часто приходится бывать на пляже, если он отдыхает на курорте с семьей – ведь не одной же матушке следить сразу за несколькими детьми! Но проблема в следующем: в каноническом праве Православной Церкви есть положение, согласно которому священнику нельзя ходить в общественные бани. Этот канон был сформулирован еще в Древней Церкви, когда бани – греческие термы – были местом, где люди не только мылись, но и общались, читали книги и могли провести целый день – термы напоминали скорее гигиеническо-развлекательный комплекс, как сказали бы сейчас. Люди в термах не обнажались до полной наготы, а ходили в простынях, но там одновременно могли быть и мужчины, и женщины, поэтому священнослужителю было запрещено посещать термы. Современный пляж – не римская баня, но едва ли те фрагменты одежд, которые сейчас носят на пляже, целомудреннее римских простыней.

В Священном Писании есть такие слова: «…Не открывай наготы отца твоего» (Лев. 18, 7). Поэтому, если речь идет о священнике, духовном отце, мне кажется, можно ориентироваться на это правило.

Запрета на купание для священника нет, но делать это лучше, когда тебя никто из твоей паствы не видит. Я помню, как в детстве увидел знакомого мне только по богослужению батюшку в «гражданской» одежде – в простых брюках и рубашке с закатанными рукавами, когда тот трудился в мастерской. У меня, тогда слабого, только воцерковляющегося человека, был просто шок. Поэтому мне кажется – это мое личное мнение, – священнослужитель должен ориентироваться даже не на то, что ему позволено, а на то, что полезно пастве. Если священник едет, например, в паломничество со своей паствой, думаю, ему не следует при всех купаться в речке или загорать. Кого-то это может смутить и даже стать препятствием для исповеди. Здесь проявляется то, что называется иерархией отношений, правильно выстроенными отношениями, исключающими панибратство между духовным отцом и духовным сыном. Должна быть какая-то черта, граница, за которую нельзя заходить. И эта дистанция помогает не просто в отношениях с батюшкой, но и через него как пастыря – в отношениях с Богом: известно много случаев, когда возникали трудности, если эта дистанция нарушалась. Вообще панибратское и дерзкое отношение с людьми всегда идет рука об руку с потерей страха Божия.

Мы с нашей воскресной школой часто ходим в походы на байдарках. Эти походы возглавляет священник, который всегда купается отдельно.

А если мирян вдруг столкнулся на пляже со своим духовником и чувствует смущение, он может просто уйти с пляжа на время или потерпеть, никого не осуждая.

В игре в футбол с батюшкой я не вижу никакой крамолы, сам играю в футбол с детьми из воскресной школы. Просто и здесь нужно видеть границы, рамки и не использовать ситуацию спортивной игры со священником для возникновения панибратства.

Благословение по протоколу

Как правильно здороваться со священником? Всегда ли надо просить благословение? Если мы встречаем сразу несколько священников, разных по возрасту и сану, надо ли брать благословение у каждого? Если да, в каком порядке? Бывают ли случаи, когда допустимо не подходить под благословение?

На вопросы церковного этикета отвечает епископ Егорьевский МАРК, заместитель председателя ОВЦС, автор книги «Церковный протокол»:

– Не нужно путать благословение и приветствие. Когда вы встречаете священника, можно подойти под благословение, но можно и просто поклониться, и это не будет ни нарушением церковного этикета, ни невежливостью. Если священников несколько, необязательно брать благословение у каждого, достаточно у одного – самого старшего по церковной иерархии. Если среди них архиерей, то благословение берется только у него. И не смущайте священника – не принято, чтобы священники благословляли мирян в присутствии архиерея. Была добрая традиция – перед благословением поклониться архиерею. Она ушла, но некоторые так делают, и это хорошо – люди проявляют уважение к архиерейскому сану. Но вполне допустимо и просто подойти под архиерейское благословение.

Многие понимают благословение как внешний знак, жест, например, осенение крестом. Так принято, но если человек, например, перед паломнической поездкой или перед началом благого дела позвонит своему духовнику и попросит благословение по телефону, этого достаточно. И даже когда он лично подойдет к священнику за благословением на доброе дело, священник может просто напутствовать добрым словом, и это тоже будет благословением.

Если мирянин звонит священнику, уместно попросить благословение, а потом уже начать разговор. Но, например, в прямом эфире радио- или телепередачи это будет лишним. Эфирное время ограниченно, поэтому правильнее, раз повезло дозвониться, задавать вопросы быстро и по существу.

Священник – специалист по жизни?

Есть мнение: какой бы вопрос у тебя ни возник – священник просто обязан на него ответить, иначе какой же он батюшка, какой пастырь. Часто эти вопросы не имеют никакого отношения к Церкви, духовной жизни. Также и благословения просят на разные специальные вопросы: строить ли дом, лечиться ли и как, в какой кружок ходить ребенку? Должен ли священник быть «специалистом по жизни», правильно ли это и возможно ли?

Отвечает протоиерей Игорь ИУДИН, клирик Дивеевского подворья в Нижнем Новгороде:

– Обязанность пастыря – вести людей к Богу, и именно поэтому ни в коем случае нельзя их отталкивать, с каким бы вопросом они ни подошли. Выслушай, встань на их точку зрения, помоги разобраться, утешь! Не так давно обратилась ко мне беременная женщина, которой врачи сказали, что возможен выкидыш. Она была в отчаянии, я, как мог, утешил ее, сказал, что часто все заканчивается лучше, чем «грозят» врачи, обещал помолиться и посоветовал ей почаще причащаться. Так она потихонечку стала воцерковляться, благополучно родила мальчика, его тоже регулярно причащает. А изначально пришла не к Богу, не за духовным советом, а за поддержкой. Как же можно такую поддержку не оказать?

Но и миряне, и священники должны понимать разницу между духовными и житейскими вопросами. Некоторые люди придумывают, что их настоятель – прозорливый старец, который знает о жизни все, и без его благословения шагу не ступят. Хорошо попросить благословения на доброе дело, но нельзя перекладывать на священника ответственность, ждать решения вопросов, которые вы должны решить сами. Например, в какой кружок или секцию отдать ребенка? Посоветоваться с батюшкой как с другом, порассуждать вместе можно. Мы же по многим вопросам и с родственниками, и с друзьями, и с соседями советуемся. Но не заставляем их решать за нас. И священник не должен решать такие вопросы, он может только выслушать сомнения, варианты, сказать, как он видит ситуацию, но решение за родителями. Или некоторые сомневаются, какую из двух предлагаемых работ выбрать, менять ли работу. Опять же выслушать сомнения и доводы за и против священник обязан, что-то подсказать может, но решать все равно самому человеку. У каждого из нас есть голова на плечах, разум, сердце, воля, и Господь хочет, чтобы мы потрудились. Правильно – попросить священника помолиться об успехе того или иного начинания, но не ожидать, что он будет жить за тебя. Раз человек ко мне обращается, я обязан его выслушать, поддержать, иногда что-то посоветовать, но даже не как пастырь, а как друг.

Тем более странно, когда спрашивают благословения на лечение. Как я могу, не имея медицинского образования, спорить с врачом? Другое дело, что и врачи бывают разные, и чем серьезнее болезнь, тем важнее найти хорошего врача. Священники и их родственники тоже болеют, возможно, священник поможет найти хорошего специалиста, того же хирурга. Это опять же дружеская помощь. Но сказать – не соглашайся на операцию, будем молиться… Только святые могли так дерзать, а если современный молодой священник им подражает, то это типичное младостарчество. Надо прислушиваться к советам врача, а священника попросить усилить молитву за болящего. Вот если есть несколько вариантов лечения, можно посоветоваться со священником, но опять же только посоветоваться. Принимать за других решение по житейским вопросам неэтично.

Священник должен быть бедным?

«Есть мнение, что батюшке не к лицу иметь хорошую машину, технику, красивые вещи, современно одеваться он тоже не должен. По нему должно быть видно, что живется батюшке нелегко, а если все иначе – это уже неприлично. Ведь кормят-то его прихожане, значит, и «шикует» он на их деньги. И люди готовы осудить такого отца «за сребролюбие». С чем связано такое представление о «бедном священнике» в народе? Что в нем доброго, а что – ложного?»

Отвечает протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ, настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области, благочинный церквей Красногорского округа Московской епархии.

– Еду я в набитом автобусе, в потертом подряснике, с крестом на груди, портфель тяжелый, и никто мне место не уступит, хотя видят же, что я в годах и батюшка. А в окошко я вижу иностранный автомобиль и в нем молодого священника с коротко подстриженной бородкой. И мне обидно и за наше молодое духовенство, и за нашу молодежь, которая ни старых не уважает, ни стыда и совести не имеет, разъезжая среди нищего народа на иномарках. А обидно мне потому, что я завидую богатым, потому что сам хотел бы ездить на иномарке, только мне ее, во-первых, никто не дарит, а во-вторых, я боюсь людских пересудов. И такое мое духовное устроение очень плохо. А если бы я ехал в автобусе, или на новом мерседесе, или на осле, или пешком шел, молясь Богу в сердце, это было бы очень хорошо. Перед Богом все равно, во что мы одеты, как причесаны, на чем едем и сколько у нас денег в банке. Но у священника есть еще и пастырский долг. Мне все равно, я не привязан к земным благам (не привязан ли?). Но меня окружают немощные люди, они верующие, добрые, но немощные. Есть в них и жертвенность – и зависть, и любовь – и ненависть, и желание добра – и подчиненность злу. Все как у меня. И судя по себе, я думаю, что им тяжко видеть, как их батюшка строит себе коттедж и ездит на дорогой машине. Они соблазняются – они не правы. Но апостол Павел писал: «Если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1 Кор. 8, 13). Поэтому, если у меня есть возможность выбирать, то, пожалуй, лучше не иметь дорогих вещей. (Об этом, кстати, не раз говорил на Епархиальных собраниях г. Москвы покойный Патриарх Алексий II, укоряя священников за дорогие иномарки, даже советуя их продать в пользу своих приходов.) А если без дорогих вещей не обойтись, то будем ими пользоваться, не заботясь об искушениях людей, но укоряя себя. Горе нам, книжникам и фарисеям, лицемерам, что очищаем внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды (перифраз из Мф. 23, 25). Не спасут нас ни роскошь без милосердия, ни нищета без смирения, поэтому простим друг другу.

Нескучный сад

Tags: ,