msgbartop
Душеполезное чтение
msgbarbottom

07 Фев 09 Игумен Никон (Воробьев): Новое рождение

Игумен Никон (Воробьев)

Игумен Никон (Воробьев)

Есть книги, которые можно читать и перечитывать не раз, и в разные периоды своей жизни находить для себя всё новые и новые назидательные мысли.
В этом номере «Отрока» мы предлагаем вниманию читателя два письма игумена Никона (Воробьёва) из книги «Нам оставлено покаяние», где собраны сотни посланий духовным чадам — мирянам и монашествующим. Надеемся, что сборник писем отца Никона станет для многих читателей настольной книгой.
Письма написаны во время гонений. После войны уже не было массовых расстрелов и арестов духовенства и верующих, но преследования христиан ещё продолжались. Четыре года в сибирских лагерях провёл автор этих писем, поэтому он хорошо понимал положение своих духовных детей. Он утешает, назидает, обличает, призывая к покаянию и терпению, учит правильно преодолевать скорби и молиться. В его письмах постоянно звучит мысль, что в наши духовно скудные времена, при почти повсеместном отсутствии духовных наставников, нам осталось только покаяние и терпение скорбей: «Нашему поколению Господом допущен путь, предсказанный давно: вера и безропотное терпение скорбей и болезней. Личный же подвиг мы не можем вынести — впадём в высокоумие и погибнем в духовной прелести».
Родился будущий игумен Никон (в миру Николай Воробьёв) в 1894 году в семье крестьян Тверской губернии. С юности он стремился к наукам, надеясь в изучении философии, психологии найти истину и понять смысл жизни. Позже отец Никон говорил: «Понял я, что как наука не даёт ничего о Боге, о будущей жизни, так не даст ничего и философия. И совершенно ясен стал вывод, что надо обратиться к религии». Окончив один курс Психо-Неврологического института в Петрограде, он с полным разочарованием оставляет учёбу.
Воспитанный в традиционно православной семье, в детстве он не знал живой веры, но жажда истины заставила его искать Бога. Он искренне взывал: «Господи, если Ты есть, то откройся мне! Я ищу Тебя не для каких нибудь земных, корыстных целей. Мне одно только надо: есть Ты, или нет Тебя?» И Господь таинственно открылся. С этого момента всё в жизни Николая Воробьёва изменилось. Начались годы непрестанного подвига.
В 36 лет Николай в Минске принимает монашеский постриг с именем Никон. Через год становится иеродиаконом, а вскоре иеромонахом. В 1933 году он был сослан на пять лет в лагеря, в 1937 году освобождён. С открытием храмов во время войны в 1944 году возобновил священническое служение, был назначен настоятелем храма в Козельске, затем чреда переводов из одного города в другой и, наконец, назначение в город Гжатск.
В Гжатске жил отец Никон очень бедно, денег никогда не имел — он раздавал их нуждающимся. Имущество его составляли только необходимые вещи и книги. Много испытаний и суеты житейской пережил батюшка в Гжатске. «Но эта суета, — говорил он перед смертью, — дала мне возможность увидеть: ничего не можем мы сами сделать доброго».
Об одном из важнейших пережитых им откровений отец Никон рассказывал: «Однажды мне пришла мысль, совершенно отчётливая и ясная: а что такое все наши дела, все наши молитвы, наше всё? Надо взывать, как мытарь: Боже, милостив буди мне, грешнику! Сердце вот тут то у меня и поняло, поняло, что самое существенное — это милость Божия. Это было понятно не умом, а сердцем. И вот с этих пор я стал обращать в себе эту мысль, жить этой мыслью, молиться этой мыслью, чтобы Господь не отнял, а развил её».
Перед смертью отец Никон пережил тяжёлую болезнь. В это время батюшка не раз поражал окружающих своей прозорливостью. Близкие его очень беспокоились, как бы отец Никон не скончался в их отсутствие, а он им говорил: «Не беспокойтесь, не умру без вас. Когда надо, всех призову…»
Умер отец Никон 7 сентября 1963 года. После смерти оставил духовное завещание. Вот строки из него: «Прошу жалеть и любить друг друга, помогать взаимно в материальной и духовной нужде. Где мир и любовь — там Бог, там радость и спасение, а вражда и зависть от дьявола. Спасайтесь».

Дорогая N!
Получил Ваше письмо о болезни Любови. Она не сходит с моей памяти. Хотя всем, великим и малым, неизбежно приходится покидать этот мир, однако, когда это предстоит близкому нам, дорогому человеку, то невольно всей душой протестуешь против этого. В глубине каждого человека лежит сознание своего бессмертия. Он и действительно бессмертен, а то, что мы называем смертью, есть новое рождение в другой мир, переход от одного состояния в другое и, для большинства христиан, несомненно, в лучшее, бесконечно лучшее. Вот почему и не следовало бы скорбеть при приближении смерти, а, скорее, радоваться, но мы или мало верим в будущую жизнь, или страшимся её, да и здешняя жизнь слишком цепко держит нас.
С духовной точки надо бы радоваться за Любовь. Господь даёт ей подготовиться к будущей жизни, но берёт и страх — не возропщет ли она, не будет ли малодушествовать. О, если бы она смирилась, обратилась всем сердцем к Богу, покаялась искренне во всех своих ошибках, причастилась с верой и благоговением Святых Таин! Тогда стала бы смерть для неё радостью, новым рождением, переходом к тем, кто любит её всей душой, ждёт её, чтобы исполнить её радостью, совершенной, никогда не кончающейся, какой око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша.
Передайте Любови моё глубокое сочувствие ей и великое желание преодолеть скорбь смерти и легко, радостно перейти в будущую жизнь, истинную родину нашу, уготованную нам от создания мира, где человек сделается подобным Ангелам, где лице его просветится яко солнце.
Передайте ей также: за то, что она, не зная меня, много лет относилась ко мне с любовью, я не забуду её никогда, будет ли она ещё долго жить или скоро умрёт. И по смерти она будет дорога мне. О, если бы я имел дерзновение сказать, что моя душа всегда будет около её и здесь, и в будущей жизни!
С нами Бог! Если человек человека может любить и жалеть, то какова любовь Божия к нам, если она для нашего спасения привела Его на Крест! Поэтому пусть не боится Любовь, пусть надеется на беспредельную любовь Божию!
Пусть Любовь оправдает своё имя и почувствует некоторую любовь к Богу, претерпевшему и за неё ужасные муки, оскорбления и крестную смерть. Тогда Любовь небесная сделает Любовь земную своей родной дочерью, причастницей славы и блаженства Божественной жизни. Доказать свою любовь к Богу надо терпением скорби расставания с этим миром, терпением мучительной болезни без ропота, чтобы сделаться причастниками страданий Христовых. Если же с Ним страдаем, то с ним и спрославимся.
Ещё повторяю: Любовь, моя душа с Вами, всей силой она желает Вам того, что выше было написано. Терпите, не ропщите. Если оскудеет вера, говорите: «Господи, хочу верить, хочу быть истинной христианкой. Господи, помоги моему неверию!» И Господь не оставит Вас!

Leave a Comment

*